Михаэль Шумахер: воспоминание. Часть 2.

 Михаэль Шумахер: воспоминание. Часть 2.

Источник фото: magspace.ru — Михаэль Шумахер

Автор Simply Formula вспоминает путь Михаэля Шумахера с обратной стороны экрана. Часть 1 вы можете прочитать здесь.

11 июля 1999 года.

Я лежал в темноте, прислонившись к стене. Боль в животе согнула меня в три погибели, я старался дышать очень медленно и неглубоко, но это слабо помогало. Уже в этом возрасте, когда мне было плохо, я представлял себе трассу Формулы-1, на которой стараюсь не пропустить ни одного поворота. Обычно это облегчало боль, и я будто отвлекался от происходящего.

Мы проехали без малого тысячу километров — к родственникам в Самару. Желтая инжекторная «десятка» то и дело давала сбои. Зря мы покупали из первой партии, они же абсолютно сырые, металлолом. Но вообще, не стоило мне в детстве есть все что ни попадя.

Не могу сказать, что я был толстый, нет. Скорее, жирный. Да, это будет точнее — в детстве я был очень жирный, и порой мне это выходило боком. С собой в дорогу на заднее сиденье я взял почитать Жюля Верня и здоровенную пачку глазированных конфет популярной марки, обычно они там красного и желтого цвета. Поэтому, я, конечно, был неприятно удивлен, но не ошарашен, когда на половине пути попросил отца остановиться, чтобы выйти и хорошенько прочистить желудок. Ночь предстояла веселая.

Родителям было меня жалко, но они устали точно больше меня, позади был долгий переезд, и мама рано уснула. А отец достал кассету и сказал, что будем смотреть Формулу-1, потому что мне нужно отвлечься. Даже тогда я подумал, что он просто хочет посмотреть гонку, а позже я и вовсе был уверен, что ему нужно ЗНАТЬ, как выступил Михаэль Шумахер. Интернета тогда у нас не было, газеты не работали в онлайн-режиме, и мы действительно не знали, что происходило в гонке. Отец в то время был просто одержим результатами Михаэля, и этот фанатизм перешел со временем и ко мне.

Меня удивило другое: отец не поленился сказать своему двоюродному брату в Самаре, чтобы тот записал гонку на кассету и передал нам, чтобы мы могли ее запустить на стареньком самарском видеопроигрывателе. По крайней мере, я точно помню, что гонку мы начинали смотреть на экране, где все время что-то рябило. По-моему, гонки транслировали не на центральном телеканале. Я плохо помню, и не уверен, что в том сезоне мы не смотрели их по ночам в записи. Хотя, вроде бы именно в 1999 они транслировались в прямом эфире. Не буду врать, конкретно эти воспоминания у меня смазаны — но гонку мы точно сели смотреть уже в темное время суток.

Как бы там ни было, около 20:00 по московскому времени на небольшом экране с сильной рябью стартовала очередная гонка — Гран-при Великобритании, Сильверстоун. Я все еще лежал у стены, но теперь повернулся на другой бок, чтобы наблюдать. Отец был настроен позитивно — несмотря на ливень, барахлившую весь день «десятку» и больного сына под боком. Как-то незаметно часть этого позитива передалась и мне. Ведь Михаэль Шумахер взял поул и имел все шансы на победу, как в гонке, так и в сезоне 1999 года.

…Так плохо, как в Сильверстоуне, Шумахер в этом сезоне еще не стартовал. Михаэль на прямой пропустил «Макларен» Култхарда, а в первом повороте — и оказавшегося на внешнем апексе Ирвайна. Ирландец после неудачной атаки на Култхарда в «Becketts» вынужден был немного замедлиться. Шумахер был рядом. В следующем правом повороте и в «Chapel» на скорости 180-210 км/ч немец дважды пытался перекрестить траектории с Ирвайном, но при выходе на «Hangar straight» опередить Эдди так и не смог. Все это позднее я прочитал в онлайн-энциклопедии, сейчас же просто видел, как красная «Феррари» Шуми всех пропускает.

Обидно: потом мы узнаем, что дирекция гонки вывесила уже красный флаг, и не было никакого смысла атаковать. А пока видна полоса пыли, что-то красное сверкнуло и захоронилось в стене покрышек. Гонка приостановлена. Маршалы долго возятся — тогда мне стало ясно, что случилось нечто серьезное, отец стал мрачнеть на глазах. Он что-то пробормотал, по-моему, «мн-да, не очень, похоже, есть проблема». В первый момент я и вовсе вздрогнул, испугавшись, что Михаэль Шумахер разбился насмерть, но потом увидел, что при госпитализации он помахал рукой, показав болельщикам, что с ним все в порядке. На повторе было видно, что болид вылетел на большой скорости и по прямой линии, будто тормоза отказали. Я узнаю позднее — так оно и было.

Сразу же после аварии Шумахер дал мне два указания — позвонить его жене и сказать, что с ним все в порядке, и передать Жану Тодту, что отказали тормоза и нужно проверить вторую машину. Удивительная сила воли.

Сид Уоткинс, экс-врач Формулы-1

Гонку досматривали молча и без особенного интереса. Честно говоря, Дэвид Култхард меня не интересовал в детстве, ведь с Шумахером боролся в первую очередь Мика Хаккинен. К ночи мне стало легче, и я, начиная дышать глубже, стал медленно засыпать.

Я еще не знал, что у Шуми двойной перелом, и он, возможно, выбыл до конца сезона.

Источник: simplyformula.ru

Simply